Accords's main page  |  LINKS my Best OFF

Зимовье зверей


Полный список песен
Города, которых не стало (1995)
Число человека (1996)
В зоопарке (1997)
Плечи (1997)
Свидетели (1997)
Оба неба (1998)
Родословная (1999)
Вещи со своими именами, возвращение именных вещей (1999)
Свинопас (1999)
Акустическая родословная (2000)
Конец цитаты (2001)
Антиутопия (2002)
На третьем римском (2002)
Звери ищут лето (2003)
Post Форпост (2003)
Шишки (2005)
Как взрослые (2006)
Всегда готов к рок-н-роллу (2008)
Константин Арбенин
Иждевенец (1994)
Константин Арбенин и Георгий Высоцкий - Клубный квартирник (1995)
Забудьте слово (1998)
АрБаКом - Концерт (2002)
Сказки на засыпку (2002)
Вечер у Блока (2003)
Сказки (2006)
Стихи (2007)
АрБаКом - Блюзы и баллады под гитару и без (2009)
Одноименные песни. Live (2010)
Жили Дали (2012)
Сердолик
Горошина (2012)
Неспокойная красота жизни (2013)
Зимовье зверей - Константин Арбенин - Жили Дали (2012) - тексты песен, аккорды для гитары

Константин Арбенин - Жили Дали (2012)


  1. Гений выбрал...
  2. А был ли рыцарь?..
  3. Детская охота
  4. Книга судеб
  5. Гость
  6. Частушки-первоклашки
  7. Предчувствие зимы
  8. Соседи (на "Стихи")
  9. Дождевые черви
  10. Жить после победы
  11. Едва опомнившись от шока...
  12. Новогодняя звезда
  13. Утренняя элегия
  14. Частушки зимующих зверей (на "Звери ищут лето")
  15. Баллада о сверчке
  16. Я читатель романов... (на "Забудьте слово")
  17. Глобус-1
  18. Глобус-2
  19. Уходя - возвращайся (на "Концерт")
  20. Поэзия - не утопия... (на "Стихи")


Гений выбрал неизвестность...
(К.Арбенин)
Гений выбрал неизвестность - это творческое право.
Он без судорог и гнева завершает разговор.
И, оглядывая местность сквозь очков своих оправу,
Он сворачивает влево и идёт на задний двор.

Он почти освободился от давления, от славы,
От богемных предрассудков, от карманных перспектив.
Он свободнее, чем птица, он текучее, чем лава.
От защитников и судей спрятан истинный мотив.

Пусть его не носят имя корабли и пароходы,
Но фамилию отныне носят дочь его и сын.
Завтра он уходит с ними в очень дальние походы -
В горы, в заросли, в пустыни или просто в магазин.

И лица его небесность выше всех чернильных пятен,
Глубже мартовских проталин, ярче солнечных пружин.
Гений выбрал неизвестность - этим он и непонятен.
Этим он и гениален, этим и непостижим.
А был ли рыцарь?..
(К.Арбенин)
А был ли рыцарь? А была ли жизнь?
Чем стал однажды совершенный подвиг?
За тихим часом снова будет полдник
И надо есть. И надо быть. Держись!

Держусь, хотя все знаю наперед.
Поставил крест на рыцарских походах
И шлем потешный сдал в бюро находок -
Быть может, парикмахер заберёт.

Мой замок средь лысеющих холмов -
Теперь лишь фотография в серванте,
Где много безделушек и Сервантес,
Все шесть его облупленных томов.

Затюканный сиделками сиделец,
Хожу в собес на аутодафе,
А возвращаясь, захожу в кафе,
Чтобы послушать скрип кофейных мельниц.

Стесняясь даже близких, надеваю
Кальсоны под протертую джинсу
И не иду, а всё свое несу
На жертвенник звенящему трамваю...

До усмерти считаю этажи,
Как прожитые годы, и пощады
Прошу у тихих лестничных площадок, -
А был ли рыцарь? А была ли жизнь?

Оруженосец, соблюдая чин,
Мне покупает арнику в аптеке
И по утрам приподнимает веки -
Чтоб я в бессмертье часом не почил.
Детская охота
(К.Арбенин)
Закатом летним небеса блаженны
Охота в бой, так тяжело в учении
Под вечер лес становится волшебным
И манит в чащу запах приключений

Я пробираюсь вдоль соседских дачек
В семь вечера в детсадовскую полночь
Мне так велел мой внутренний задачник
Освободить, спасти, прийти на помощь

Кого, зачем, а разве это важно
Таков уж детский разум, не взыщите
Пока добра неумолима жажда
Весь мир в моей нуждается защите

Я червячишка в яблоке земном
Мне рыболовный крбк ещё не ведом
Я отправляюсь стреляным звеном
Навстречу непредвиденным победам

Мне хочется скорей-скорей помочь им
Похищенным девчонкам и мальчишкам
А страх мой тихо съёжился в комочек
И притаился рядышком подмышкой

Я знаю, что придёт его мгновенье
Он выстрелит, как проржавевший зонтик
Но не сейчас. И как по мановенью
Светло на близлежащем горизонте

Я в этих тайнах - ролевой игрок
Переборовший скорость велогонщик
Ввязавший в связку похоронных дрог
Залитый краской цирковой фургончик

И лес мне отвечает тишиной
В нём нет войны и страха не осталось
И всё, что приключилось здесь со мной
Лишь детская игра в судьбу и старость

Здесь борется за правду детвора
Всем воздаёт и никого не судит
Я рвался в бой, во сне кричал "Ура"
И помнил восемь предыдущих судеб.
Книга судеб
(К.Арбенин)
Еще мы были - просто детвора,
По возрасту, по образу, по сути.
И ни один из нашего двора
Еще не расписался в книге судеб.

Нам дерзости сходили с первых рук,
Нелепости подхватывало эхо,
И запросто вмещалось все вокруг
В отважное мальчишеское эго.

Весь мир вертелся в коконе моем,
Я был его кристальной оболочкой.
И слез незамутненный водоем
Стекал в траву по маминым сорочкам -

От радости познания себя,
От крепости недавней пуповины,
И оттого, что ангелы под утро раструбят:
Еще один явился в мир с повинной.
Гость
(К.Арбенин)
Стучит в окно осенний дождь,
Идёт все воскресение.
И я спросил: "Куда идёшь?"
"Иду на День рождения!"

"Так это стало быть ко мне! -
И я открыл окно. -
Ведь я родился в сентябре
И жду гостей давно!"

"Но я давно к тебе стучу,
Прошусь к тебе домой.
Ведь я давно тебе хочу
Вручить подарок свой.

Вон, видишь, лужи во дворе?
Они теперь твои.
Аллеи в мокром серебре
И с запахом хвои!

Круги на солнечной реке,
Грибы в проселочном леске,
И быстроцветные пруды,
И разноцветные зонты...

Всё это я тебе принес,
Расставил в честь твою!
А чтобы ты счастливым рос,
Сейчас тебя полью!"

Как хорошо, как хорошо,
Какое наслаждение!
Как хорошо, что дождь пришёл
Ко мне на День рождения!
Частушки-первоклашки
(К.Арбенин)
– Год учебный пролетел –
Полон разных важных дел.
Мы припомним, как мы жили,
Как учились и дружили.

– Я теперь большая дама,
Я командую с утра:
Просыпайтесь, папа, мама,
В школу дочь вести пора!

– Я хотел исправить двойку
И дневник засунул в мойку.
Толька двойка не сошла –
Слишком твердая была.

– Эх, еще немало лет
Нам учить артикулы,
Но любимый наш предмет –
Летние каникулы!

­ Папа летом еле-еле
Отжимал с утра гантели.
Но зато он сам теперь
Носит в школу мой портфель!

– На последнем на уроке
Все галдели, как сороки.
Мы не просто так кричали –
Мы пернатых изучали!

– Мы сидели за столом
И решали сами мы,
Как бы сдать в металлолом
Школьные экзамены?!

– Я сижу на задней парте
Я всегда на низком старте.
А услышу я звонок –
Сразу делаю рывок.

– Мне ребята – что за жизнь! –
Поменяли кличку:
Раньше звали "хорошист",
А теперь - "отличник".

– Я на чтении зевал,
Утку в книге рисовал.
Педагог меня застиг –
Срисовал ее в дневник.

– На "пятерочку" поели,
На "отлично" погалдели!
Жаль, что нам за переменку
Не поставили оценку!

– Станем мы, спустя года,
Вам достойной сменою –
Но не забудем никогда
Эту обувь сменную!
Предчувствие зимы
(К.Арбенин)
Романс.
Мой милый друг, зима не за горами
Уже морозцы щелкают плетьми
Пришла пора, пора дружить домами
Подъездами, балконами, дверьми.

Уже повестки нам вручает вьюга,
Скрепляя тропы белым сургучом.
Пока моя супруга - вам подруга,
Не заподозрит нас никто не в чём.

Уже домой нас подгоняет стужа,
И все прогулки невозможны впредь.
Но я готов смириться с вашим мужем,
Что б только вас хотя бы лицезреть.

Вот и декабрь явился без отсрочек,
Стучит в окно его седая прядь.
Чтоб видеть вас, я даже ваших дочек
Хоть каждый день готов усыновлять.

Уж с антресолей вынуты салазки,
Уж на пруду наладился каток.
Я так влюблён, что и не против вязки -
Пусть к нашей таксе ходит ваш бульдог.

Ах, что же будет? Что же будет с нами?
Как пережить нам зиму, чёрт возьми?!
Любовь моя - подружимся домами:
Супругами, собаками, детьми.

Уже пора - пора дружить домами:
Мужьями, жёнами, собаками, детьми.
Дождевые черви
(К.Арбенин)
В то лето лес расщедрился грибами,
Раздолье довоенного бульона.
А ровно год спустя здесь погребали
Останки головного батальона.

Прости, девичье, вдовье ополченье
За то, что не сумели возвратиться.
Нас поглотили земляные черви
И засосала братская грибница.

В смолистом копошащемся кочевье
Распухшие от голода и жажды
Ползем плашмя, как дождевые черви,
На жертвенник железнозубой жатвы,

Разламываем смуглый дерн телами,
Бесплотными, как наши позывные,
И правда следом движется за нами,
Мы не рабы, мы черви козырные.

Над головами пули воздух чертят,
Деревья корни сгорбили жгутами,
А мы ползем, живучие, как черти,
Распахиваем землю животами.

Но наши обороты речевые
Не понимает почта полевая,
И пашут небо черви кучевые,
Разведку нашу сверху прикрывая.

В подземные вплетясь пересеченья,
Мы постигаем неземные тайны,
И гибнут вместе те и эти черви
От гусениц зелено-черных танков.

Так, заполняя братские ячейки,
Бесстрашны, безрассудны и бескостны,
Ползут огнем разрубленные черви
По телу Средне-русской Холокосты.

Нет у медали грани оборотной.
Мы просто месим кашу поколенья.
Но станет эта почва плодородной
От нашего с Землей совокупленья.

Она нас принимает без мучений
В свое сырое вспоротое лоно,
И жадно лижут земляные черви
Останки головного батальона.

От храма, от костела, от мечети
В единые господние пенаты
Сползаются бикфордовые черви
В гудящий теплокровный детонатор.

И смерти не шевелятся качели.
На них мы все равны, мы все - миряне,
И вот уже небесный виночерпий
Посмертные сто грамм нам отмеряет.

Есть страшное войны предназначенье -
Земли подушку набивать гробами.
Но нас иные вынесут теченья,
Мы прорастем по осени грибами,

Мы всем живущим вымолим отсрочку
И обещаем: твердь не растворится,
Покуда туго стягивет почву
Оплаканная вдовами грибница.
Жить после победы
(К.Арбенин)
А как же жить, когда ты победил
Когда остался цел и невредим
И все снаряды пролетели мимо
Когда сроднившийся с тобою командир
Вдруг говорит - иди, ступай же с миром

А как же жить, когда ушла война
Когда все чаши выпиты до дна
И съедены клея и суррогаты
Когда контуженный в Берлине старшина
Промолвит - на, бери шинель, ступай до хаты

Нас сызмальства учили побеждать
И за победу умирать не рассуждая
О чем же ты задумалась, седая
Прошедшая огонь и воду рать

Нас не учили жить после победы
От этого, старик, все наши беды...
Едва опомнившись от шока...
(К.Арбенин)
Едва опомнившись от шока
И померив себя с судьбой,
Мы выдохнем: как хорошо-то!
Как хорошо-то нам с тобой!

Мы снова - мы! Нас только двое
Просеянных сквозь решето.
И неслучившееся горе
Пережито.
Новогодняя звезда
(К.Арбенин)
Венера - новогодняя звезда.
И мы под ней катаемся на лыжах.
И скрип полозьев на Венере слышат
Далекие, чужие города.

Там, на Венере, тоже выпал снег.
А раньше снега не было в помине.
Там раньше лыжи глупо жгли в камине
И реками сплавляли по весне.

И лишь сейчас, второго января,
Когда земляне спят и смотрят телик,
Венерианцы бац - и обалдели:
Всё во вселенной складно, всё не зря.

И замерли, увидев нас с тобой
И нашу лёгкость снежную услышав,
Когда мы плавно шли на мягких лыжах
Под ясною Венерою-звездой.
Утренняя элегия
(К.Арбенин)
О том, как рождаются стихи и песни...

Поэзия родится в семь утра -
Не часом раньше, не минутой позже.
Бегут стихи по размягчённой коже
Омытого туманами двора.

Стекают капли утренней росы
В размякшие рабочие тетради,
И липнут к покосившейся ограде
Метафор корабельные носы...

В такую рань нормальные поэты
Спокойно спят и видят пьедесталы,
А мне - изволь! - приспичило, пристало,
А мне опять привиделись сонеты!

Халатом прикрывая наготу
И, разыскав впотьмах тетрадку, ручку,
Вздымаюсь на парнасовую кручу!..
Нет, полноте, - на кухоньку иду.

Включаю свет, раскуриваю газ.
Сметаю вон вчерашние объедки.
Смотрю - а вместо старой табуретки
Уж подо мною взмыленный Пегас!

Позвольте! Не заказывал коня!
Мне легче и привычнее на стуле!
А это что еще за черти в ступе,
Как мухи, вьются около меня?

А это - гляньте! - на моё перо
Слетаются назойливые музы!
У них разнокалиберные вкусы
И очень нездоровое нутро.

И спорят музы, чьи стихи вкусней,
Чьи рифмы перспективней в смысле славы.
Не отмахнуться мне от той оравы,
И я пытаюсь как-то ладить с ней.

Но тут еще приходит Аполлон
И требует с меня какой-то жертвы.
Я достаю заначку с этажерки,
Я предъявляю проездной талон,

Но он не внемлет, грозно машет лирой,
Хореями и ямбами стращает,
Меня писать поэмы совращает
И обольщает пламенной сатирой.

Потом приходит дедушка Глагол
И жжёт меня, поэта, прямо в темя.
"Ответь, - кричит, - ты с теми или с теми?"
И за ответ мне ставит жирный "кол".

И я бросаю ручку! Сто чертят!
Я мну листы и морщу лоб руками.
Мне с этими не сладить чудаками -
Я не пойму, чего они хотят!

Не жгись, Глагол! Не голосите, музы!
Не требуй приношений, Аполлон!
Поэзия сидит не за столом,
Поэзия - не долг и не обуза!

Поэзия бессоннице сродни,
Ей только одиночество подмога.
Уйдите ж от меня за-ради Бога,
Освободите мозг от болтовни!..

В отчаянье уходят кредиторы.
Угомонились музы - тишина.
Я достаю бутылочку вина,
Приоткрываю ящичек Пандоры...

Привет, стихи! Поэзия, здорово!
Входи и будь как дома, Вдохновенье!
Пришла пора остановить мгновенье.
Здесь где-то было, где-то было слово...

Начать с него - и доведёт до сути...
Смотрю в окно - без ручки, без пера.
Поэзия родится в семь утра,
Без всяких там посредников и судий.
Баллада о сверчке
(К.Арбенин)
Хотел Сверчок жениться,
Да получил отказ.
Пошел Сверчок топиться,
Нырнул с разбегу в таз.

А в том тазу покатом
Пробоина была,
И вся вода куда-то
Пять лет как утекла.

Над ним смеются мухи,
Над ним хохочет жук.
"За что такие муки!" -
Сверчок совсем прижух.

Идти топиться в речку?
До речки далеко!
Заполз Сверчок на печку
И прыгнул в молоко!

Без шума, по-английски
Хотел уйти на дно.
Но молоко из миски
Кот вылакал давно.

Сверчок все делал наспех,
И вот тому итог -
Опять же курам на смех,
Жуку на хохоток!

И скалятся невежды -
Клопы и паучки:
"Ах до чего потешны
Влюбленные сверчки!"

Собьет с любого удаль
Их беззаботный смех.
Сверчок забился в угол -
Обиделся на всех.

"Прощай, моя отрада!
К женитьбе поостыл!
Век буду неженатым!
Состарюсь холостым!

Осяду здесь навечно,
Зароюсь в угольке
И буду жить запечно,
В укромном уголке!.."

С тех пор и днем, и ночью
Он на судьбу ворчит -
То жалобно стрекочет,
То горестно сверчит.
Глобус-1
(К.Арбенин)
Как глобус жизни ни крути,
Как ни обманывай пространство,
Всегда есть что-то впереди,
Поскольку жизнь шарообразна.

Не тормози неспешный ход,
Вращай до полной остановки,
Пусть каждый оборот несёт
Свои сезонные обновки.

Мы вырастаем из штанов
Обратно, в сторону основ.
Но годы в том не виноваты,
Что, как штаны, великоваты.

Все, что мы взяли у природы, -
Необоснованная милость,
И эти дни, и эти годы -
Они нам отданы на вырост.

Сидят на нас смешно, горбато,
Как бы с отцовского плеча,
Все наши взрослые утраты,
Вся наша детская печаль.

Как ни гони, судьба, коней,
Как ни мани собой, надежда, -
Рожденье смерти мудреней,
Поскольку время центробежно.
Глобус-2
(К.Арбенин)
Вращается упрямый глобус,
Надменный сбрасывая жир.
А по нему бежит автобус,
В котором дремлет пассажир.

В его полузакрытых глазках
Слеза застыла сургучом.
Ему не в новость эта тряска
И контролёры нипочем,

В его душе настолько много
Незаживающих заноз,
Что он не побоится Бога,
Не согласится на гипноз,

Его любое время лечит,
И всё неровное равно,
Ему в таком разрезе легче
Смотреть в постылое окно

И проще пережить патину
Несущего тебя ремня,
Когда опустится на спину
Невидимая пятерня...

Пусть время гнёт свою дорогу, -
В его просторную утробу
Чего мы только не роняли
Бесцельно нажитыми днями!

Кого мы только не теряли,
За таймом отмеряя тайм,
Кому мы только не вверяли
Своих общеизвестных тайн...

Но не остановили глобус.
И до сих пор бежит автобус,
И время – всё ещё пятак,
Что держится на трёх китах.

И тешит пассажир беспечный
Себя мечтою лиховой -
Как он доедет до конечной
И не сойдёт на кольцевой.


NO COPYRATES AT ALL